amidah
sleepless elite
перевожу природу тремора из неврозной в болезненно наслажденческую. всё сложное искусно сложено, и простое - позади распростёрто. резервная копия сердца защищена от новейших инфекций, танцует ходьбу. холодные младенцы больше не лезут в уши

пустоты - самый подходящий повод для начинаний, при отсутствии одного весьма распостраненного заблуждения, когда за дыру принимается почерневшая опухоль, временно доброкачественный нарост из ложных убеждений, который для начала стоило бы выкорчевать, измельчить, а уж потом сеять свежие семена. моя почва - сладость, а чужая скорее смахивает на фатальную ошибку - утверждено доверенными лицами. взгляд с этих лиц лучше не читай; с подобной скудностью базиса куда полезней читать страницы и странички.
и я бы молилась за утопающего, но глупые бесы хохочут надо мной, корчатся от смеха. им не узнать, как трудно отобрать второе и вручить третье лицо
ему. сколько бы лиц не хранил под подушкой вместо ножа теперь
помню только самые поразительные из них. голос не помню, своё имя изнутри наружу. имею место, пусть буду местоимением, личным и, отрадно, немножко притяжательным. тем временем сладкое ничто ловко реверсирую назывателю, отправителю, бумерангом, не без помощи.
сам-друг и не меньше - эффективный способ потеснить заклятую фата-моргану в голове полярным сиянием. или кляксами роршаха, на худой конец.
порекомендовала бы, но ведь, как глупый бес, он расхохочется надо мной